БПП «Солидарность»: в токсичной среде

БПП «Солидарность»: в токсичной среде

БзЮФинал партии Петра Порошенко будет таким жеб как у ?дфйгщжНашей Украины?кфйгщж или ПРю Ведь власть доказывает нам собственными действиямиб что не способна учиться на ошибках предшественников и менятьсяю.

Финал партии Петра Порошенко будет таким же, как у «Нашей Украины» или ПР. Ведь власть доказывает нам собственными действиями, что не способна учиться на ошибках предшественников и меняться.

В 1990-х годах, когда в Украине только набирало обороты партийное строительство, ходила такая поговорка: «Какую партию ни строй, все равно получается КПСС». Сейчас я сказал бы иначе. Какую партию ни строй, все равно получается Партия регионов. К сожалению, особенно справедливым такое высказывание будет по нынешней партии власти — Блока Петра Порошенко.

В 2014 году БПП создавался на моих глазах. Было очевидно, что процесс формирования имеет множество недостатков, а в политсилу берут всех подряд. Но время было такое, что приходилось закрывать глаза даже на очевидные недостатки политиков и партий. Тогда внимание общественности было приковано к событиям на фронте, а политика казалась второстепенным делом. Все мы помним, по какому принципу украинцы в первом же туре пошли голосовать за Порошенко: тогда стояла задача как можно быстрее выбрать легитимную власть и преодолеть политический кризис зимы 2014-го.

В результате мы получили президента, который фактически не имел в Верховной Раде собственной политической силы. Точнее, такой силой стала фракция УДАР, но ее было явно недостаточно. Поэтому вопрос роспуска старого парламента и внеочередных выборов был практически решен. Их назначили на осень, а президент срочно начал формировать предвыборный список партии своего имени.

Попали в этот список разные люди. Формировался он по принципу сборной солянки. После победы Порошенко всевозможные конъюнктурщики спешно порвали свои старые партбилеты и быстро потянулись к новому лидеру. Фактически новая партия стала убежищем для различных денежных мешков и людей, обладающих определенным админресурсом. Всех их объединяла одна идея — обеспечить результат. То есть выиграть выборы и получить в парламенте наибольшее количество кресел. После гонки в этот список добавились также многочисленные мажоритарщики. Такие люди, как правило, всегда примыкают к власти, рассчитывая на различные преференции.

В результате получилось что-то похожее на лоскутное одеяло, в которое попали и вполне перспективные молодые политики, такие как Мустафа Найем или Светлана Залищук, и откровенные проходимцы, которые раньше успели побывать в Партии регионов и даже голосовали за законы 16 января 2014 года, как, например, нынешний мэр Чернигова Атрошенко или Олег Недава из Енакиево, который недавно оскандалился, выступив в поддержку Юрия Иванющенко.

Конечно, тем, кто надеялся, что после Майдана политика будет работать по новым правилам, уже тогда не нравилось, как формируется новая сила. У меня и других членов списка БПП, ранее прошедших Майдан, был простой выбор: либо отказаться от участия в выборах из принципа, или идти в одном списке с сомнительными кандидатами. Тогда мы подумали, что будем в парламенте чем-то вроде противовеса и сможем сдерживать «плохих парней». К сожалению, этот расчет оказался неверным, и наших сил не хватило. Коррупционная среда или нейтрализовала, или поглотила молодых политиков.

Впоследствии БПП все больше и больше становится похожим на Партию регионов. Как и ПР, партия Порошенко объединяет большое количество разных людей и групп влияния. Большинство депутатов при этом не имеют совершенно никаких убеждений и относятся к партийной идеологии как к каким-то предрассудкам. Все они понимают, что БПП — такое же временное явление в политике, как и ПР. И в будущем им вновь придется менять партбилеты, если они захотят снова претендовать на депутатские мандаты.

При этом главное отличие БПП от ПР и по совместительству главный недостаток партии Порошенко — отсутствие монолитности. Все мы помним, как легко и быстро распалась партия Януковича весной 2014 года, хотя до того казалась вечной. Распад БПП, очевидно, будет еще легче. Уже сегодня президенту достаточно сложно контролировать свою фракцию. Многие члены БПП откровенно недовольны тем, что происходит, и точат зуб на «любих друзів» Порошенко, а именно Березенко, Кононенко и Грановского, которые сегодня благодаря своей «близости к телу» снимают все сливки и при этом наносят фракции репутационный ущерб, который разделяют все ее члены без исключения.

Проблема БПП в том, что одним позволено практически все, в то время как другие вынуждены просить президента, чтобы получить крохи. Депутат Грановский запросто может на глазах у всей страны по-хамски отобрать у эстонских инвесторов торговый центр SkyMall, но вряд ли что-то подобное разрешено тем, чьи фамилии находятся в конце списка. Отсюда и результат: некоторые депутаты из БПП уже тайком посматривают в сторону «Батькивщины» и спешат наладить контакт с Юлией Тимошенко.

Не так просто найти в БПП людей, готовых отстаивать позицию партии на телеэфирах. Нынешние спикеры, которых часто можно увидеть на ТВ, выглядят неубедительными и зачастую выступают в различных ток-шоу мальчиками для битья. Другие же депутаты под разными предлогами уклоняются от походов на телеканалы, хотя лидеры фракции сейчас ломают голову над тем, как усилить свою позицию в СМИ. В результате рейтинг БПП постепенно снижается, а популисты из конкурирующих партий набирают в силу.

Можно ли исправить нынешнюю негативную тенденцию? В общем, такая возможность есть, но я не верю, что Петр Порошенко пойдет на это. Недостатки БПП сформировались преимущественно в результате личных негативных качеств президента, таких как жадность и недоверие. Они сделали БПП фракцией неравных возможностей и неравных людей. А нежелание гаранта и его окружения бороться с коррупцией и проводить неудобные и непопулярные реформы вскоре может превратить БПП в тонущий корабль. Если нынешняя негативная динамика рейтингов Порошенко и его фракции сохранится, к 2019 году от них ничего не останется.

Изначально у президента были все шансы сделать из БПП настоящую идеологическую партию. Это могла быть как либеральная политсила, так и христианско-демократического направления вроде немецкого ХДС/ХСС. Конечно, стоило бы гораздо осторожнее отнестись к формированию списка. Очевидно, что без скандальных депутатов из прошлого можно было обойтись. Таким путем пошла в свое время «Самопомощь». Существенно обновила список «Батькивщины» и Юлия Тимошенко, которая исключила из него всех скандальных и сомнительных персон, заменив их молодыми политиками без негативного шлейфа. К сожалению, Петр Порошенко ограничился лишь несколькими новыми персонами, которых токсичная среда БПП достаточно быстро или отторгла, или поглотила.

Фракция БПП вполне могла бы требовать от президента решительных реформ и борьбы с коррупцией хотя бы из чувства самосохранения, но почему-то не делает этого. Сегодня уже очевидно, что повторить успех 2014 года БПП больше не сможет. И после следующих выборов если и войдет в парламент, то в крайне урезанном составе. Это означает, что карьера многих членов фракции будет закончена или им придется переходить в другие политпроекты.

Сегодня многие члены БПП уже не связывают свое будущее с этой партией. Пиарит свой проект Сергей Каплин. Депутаты Виктор Кривенко и Павел Кишкар хотят вернуть к жизни Народный рух. Мустафа Найем, Светлана Залищук и Сергей Лещенко продолжат карьеру в Демальянсе.

Очевидно, что БПП и дальше будет терять бойцов. Сегодня у меня уже нет сомнений, что финал этой партии будет таким же, как у «Нашей Украины» или ПР. Ведь власть доказывает нам собственными действиями, что не способна учиться на ошибках предшественников и меняться.

Егор Фирсов, опубликовано в издании ТИЖДЕНЬ

Загрузка...