Послушать Розенблата. Почему НАБУ выгоден провал «янтарного дела» в суде

0














Послушать Розенблата. Почему НАБУ выгоден провал «янтарного дела» в суде

18.07.2017

Борислав Розенблат

Если суд посчитает добытые агентами НАБУ доказательства незаконными, Артем Сытник получит новые основания требовать расширения полномочий для своего ведомства, в том числе и в вопросе негласных следственных действий, пишет Деловая столица.

Несмотря на то что Верховная Рада дала разрешение на привлечение к уголовной ответственности жертв спецагента НАБУ Екатерины, отношение к судебной перспективе этого дела у очень многих скептическое. И если доказательств против осторожного «фронтовика» Полякова и правда недостает, то вина его подельника Розенблата в глазах общественности более чем очевидна, слишком уж наглядным оказался «художественный фильм» с участием неприкосновенного. Правда, общественность — это не суд, и что она там себе думает, с формально юридической точки зрения никакого значения не имеет.

Поэтому, как только на заседании регламентного комитета генпрокурор Юрий Луценко продемонстрировал Розенблату и всем присутствующим свое кино, главный герой этого произведения начал утверждать, что никакой юридической силы данный шедевр киноискусства не имеет и никакой суд его в качестве доказательства к делу не пришьет. По правде говоря, господин Розенблат имеет весьма веские основания так утверждать. Дело в том, что депутатская неприкосновенность, каковой Борислав Соломонович располагал в полном объеме на момент скрытой съемки агентом Катей, предполагает не только невозможность привлечения к уголовной ответственности без разрешения парламента, но и запрет на всякого рода негласные следственные действия, в том числе прослушивание телефонных переговоров и аудио- и видеозапись переговоров обычных.

В НАБУ и ГПУ, разумеется, украинское законодательство знают, особенно в той части, которая касается негласных следственных действий. Тем не менее свое кино они не только сняли, но и приложили к материалам дела, показали всей стране и, похоже, рассчитывают на успешное для себя решение в суде. Дело в том, что антикоррупционеры придумали прием, который позволяет законодательный запрет на слежку за нардепами обойти.

Тут стоит напомнить, что просто так никакой орган со следственными функциями ни одного гражданина негласно наблюдать или прослушивать не может. Точнее, может, но только в исключительных и неотложных случаях, связанных со спасением жизни людей или предотвращением тяжкого или особо тяжкого преступления. Но даже в этом случае сразу после начала слежки или прослушки нужно получить соответствующую санкцию. Для НАБУ, которая применяла негласные действия в отношении Розенблата, нужно было, во-первых, иметь санкцию прокурора, а во-вторых, следственного судьи. Так вот, в нашем случае детективы НАБУ санкцию судьи на негласные действия в отношении Розенблата получить, конечно же, не могли, так как это прямо запрещается законом. А вот следить за охранниками, помощниками агентом Катей и прослушивать телефоны «третьих лиц» вполне законно, на что, как заявил генпрокурор Юрий Луценко, у НАБУ были все необходимые санкции. Ну а то, что помощники разговаривали со своими неприкосновенными шефами, это уже приятный бонус, который вполне можно использовать в суде.

Таким образом, в деле Розенблата имеем интересную юридическую коллизию. Материалы негласных следственных действий в отношении неприкосновенных нардепов суд рассматривать не может, поскольку они незаконны. А вот вопрос, можно ли считать незаконными записи разговоров законно прослушиваемого с неприкосновенным, однозначного ответа пока не имеет. И суд, если таковой состоится по делу Розенблата, будет волен трактовать законодательство в этом случае так, как ему будет выгоднее. И любое его решение станет прецедентом, который может серьезно повлиять на юридическую практику.

Итак, если предположить, что суд примет доказательства прокуратуры и Розенблат будет признан виновным, ни один народный депутат больше не сможет чувствовать себя в безопасности, несмотря на неприкосновенность. Ведь силовики смогут вполне законно слушать всех людей из его окружения, и его с ними беседы могут быть использованы в суде.

Если же суд решит, что подобным образом собранные доказательства рассматривать не может, последствия для народных избранников могут оказаться ничуть не легче. «Кино» с Розенблатом в главной роли оказалось достаточно показательным, и в стране уже сейчас с новой силой заговорили об отмене депутатской неприкосновенности вообще. И в случае, если суд не примет видеодоказательств против Розенблата, эти разговоры вспыхнут с новой силой и могут обрести новые аспекты.

Как известно, для отмены депутатской неприкосновенности нужно менять Конституцию, что процедурно сложно и требует не только 300 голосов, но и положительного решения Конституционного суда. А вот норма о том, что в отношении депутата нельзя применять негласные следственные действия без разрешения Верховной Рады, выписана уже не в Конституции, а в законе о статусе народного депутата, внести изменения в который куда как проще. И если на фоне дела Розенблата в парламент под давлением общественности вовремя вбросят законопроект, отменяющий запрет на прослушку народных избранников, то депутаты в очередной раз окажутся в щекотливом положении. Ведь не проголосовать за разрешение следить за собой, что, конечно же, никому не приятно, будет равнозначно признанию в коррупции.

Отдельно стоит отметить последствия дела Розенблата для НАБУ. Этим делом бюро уже показало, что может работать эффектно и эффективно, и, если суд посчитает добытые агентами НАБУ доказательства незаконными, Артем Сытник получит новые основания требовать расширения полномочий для своего ведомства, в том числе и в вопросе негласных следственных действий.

Как известно, НАБУ не имеет права самостоятельно прослушивать телефонные разговоры и самостоятельно инициировать такие действия в суде. Если же дело Розенблата развалится, то пенять на непрофессионализм НАБУ будет уже сложно — видеодоказательства были более чем убедительные (законны они или нет — тут вопрос вторичный), а значит, во всем виноваты другие органы власти, которые вставляют  палки в колеса, не давая  достаточных полномочий для эффективной работы. Это даст повод требовать больше власти не только самому НАБУ, но и его западным кураторам в лице в первую очередь Вашингтона и МВФ, противостоять которым украинской власти куда сложнее, чем местным антикоррупционерам.

Таким образом, сейчас для народных депутатов лучшее решение — это сделать так, чтобы дело Розенблата вообще не попало в суд, а заглохло, как это часто бывает, на этапе досудебного расследования, без лишнего шума в СМИ. Однако, учитывая, что тишина вокруг Розенблата крайне невыгодна НАБУ и его политическим партнерам, далеко не факт, что все удастся замять полюбовно.

В тему: Юрий Луценко. «Терминатор» украинской политики

АРТЕМ СЫТНИК. СЫТАЯ ЖИЗНЬ ГЛАВНОГО АНТИКОРРУПЦИОНЕРА

Источник

Нажмите на стрелку что бы читать дальше
<--nextpage-->

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий